Суббота 22.09.2018
13:57
НОВОСТИ
НОВОСТИ САЙТА PROSTO-KLASS.RU [64]
Интересносности
ОБ ОЛИМПИАДАХ, КОНКУРСАХ [22]
Обо всех событиях , где ты сможешь себя проявить.
РАЗНЫЕ СЕРЬЕЗНЫЕ НОВОСТИ СО ВСЕГО СВЕТА [32]
ПРИКОЛЬНЫЕ НОВОСТИ СО ВСЕГО СВЕТА [31]
НОВОСТИ 5"Б" [2]
5"Б", вам сюда! Здесь всё о нас и для нас.
САМЫЕ, САМЫЕ ДЕТИ [17]
О тех, кто самый умный, самый сильный и т.д. и т.п.










НАШ ОПРОС
Как ты относишься к критике?
Всего ответов: 4873
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

САЙТ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ ПРОСТО КЛАСС!!!                 

Драться или не драться?

Дети дерутся, руки спешат напрямик – только б успеть…
Егор Летов,
из песни группы «Гражданская Оборона»

– Что ж, вздуем друг дружку? – Подеремся, а потом пообедаем!
Л. Кэрролл, «Алиса в стране чудес», диалог Траляля и Труляля

«Ну, неужели нельзя вообще обойтись без драки? Ты же знаешь – любой вопрос можно решить словами…» – назидательным тоном говорила мама Малышу в мультфильме о Карлсоне. Малыш сидел за обеденным столом с фингалом под глазом и молчал…

Да и что ему было сказать? Стоило ли спорить с мамой и объяснять, что бывают случаи, когда без драки не обойдешься? А может быть, мама права и действительно любой вопрос можно решить словами, если найти правильные слова и вообще повести себя правильно?

Знал я одного парня, друзья которого не любили ходить с ним по улицам, особенно в чужом районе. Он, видимо, считал, что настоящий мужчина не может пропустить мимо ушей ни одного дурного слова или косого взгляда в свой адрес, а оскорбление может быть смыто только кровью. Если со стороны сидящей в ста метрах компании доносилось что-нибудь вроде «Эй, козлы!..» – он тут же разворачивался и шел на голос, чтобы выяснить, кто назвал его козлом. Этому «настоящему мужчине» было неважно, сколько противников перед ним. Не бросишь ведь друга! Доставалось, естественно, и ему, и его приятелям, которые были рядом. Если честно, друзья не считали его настоящим мужчиной. Его считали идиотом.

Стыдно и противно до сих пор

Я не буду пускаться в полемику и навязывать вам свою точку зрения. Я просто расскажу о нескольких эпизодах из своей жизни, связанных с драками. Отношение у меня к ним разное: что-то я вспоминаю с улыбкой, чем-то горжусь, а что-то до сих пор вызывает у меня чувство стыда.

Вспоминаю, как классе в шестом чуть ли не самой важной темой для мальчишек было определить, кто лучше дерется и, следовательно, кто главнее. А самый важный вопрос – «Кто кого?». Подходят к тебе ребята и говорят: «Слушай, Санек говорит, что он тебя уроет». И ждут, что ты скажешь. Если ты соглашаешься – драка не проводится. Ты просто признаешь, что этот самый Санек сильнее тебя. Причем если ты реально слабее Санька, то даже подходить не будут – все очевидно. А вот если у тебя есть шансы и непонятно, кто кого, или если ты не согласен – тогда назначается время для, как у нас говорили, «махаловки». Если ты откажешься драться с Саньком, то в следующий раз тебя спросят по поводу Серого, который слабее Санька, но, возможно, сильнее тебя. Одним словом, устанавливается иерархия.

А у меня был один друг, звали его Сева. Мы жили рядом, возвращались вместе из школы, часто задерживались по дороге, болтали. Друг к другу в гости ходили. И вот подходят ко мне как-то на перемене двое и говорят: «Юрец, будешь махаться с Севкой? Он говорит, что он тебя …» (и дальше матерное слово в значении «победит»). Вы понимаете. Типа, отказался – значит, испугался, признал свое поражение. И я в ответ им таким пренебрежительным тоном: «Кто – он?.. Да я его закопаю!» Отлично, тогда после уроков за школой, говорят мне удовлетворенные ходом дела пацаны. Остаток школьного дня мы с Севой не общались на переменах и старались не встречаться взглядами. И на душе было довольно противно.

И вот выхожу я после уроков за школу, а там уже целая толпа собралась: всем интересно, кто победит, разве что ставок не делали. Мы начинаем: встаем друг напротив друга… Сева на меня смотрит тяжелым взглядом, я на него. Злости у меня нет, хоть ты тресни. И у него, похоже, нет. А вокруг уже кричат, требуют: «Давай! Урой его! Закопай!» И еще такое: «Ты что – не пацан? Не мужик?» Всем интересно, всем хочется зрелища. Короче, стали мы драться. Не помню уж, кто первый ударил, но – понеслась… В итоге навалился я и думаю: хватит или еще? Он вроде не сдается, нас не разнимают – значит, надо бить?! Ну, ударил я раз, два. Он не сопротивляется. «Ладно, хары», – кричат. Хватит, значит. Поднимаюсь с облегчением, и Сева поднимается, а у него лицо мокрое от слез. В общем, больше мы почти не общались.

До сих пор мне противно тот случай вспоминать. Зачем я согласился на эту драку? Почему не отмахнулся: «Да мне все равно, что он говорит!»? Что помешало сказать: «Это не ваше дело»? Или вообще: «Я с ним драться не буду, он мой друг». Струсил я тогда – испугался, что запишут в слабаки, посчитают за «ненастоящего» пацана. «Повелся», так сказать. И предал что-то в себе самом.

Как я отстаивал свою свободу

Уже в последнем классе школы (тогда это был десятый) стала меня преследовать местная шпана. Раз или два пытались ко мне приставать – дай мелочь. Я не давал, но скорее «отмазывался», чем давал отпор. И ребята, похоже, посчитали, что меня надо «дожать». Особенно старался один из них – Феликс. Он хотел, видимо, приобрести в моем лице очередного «клиента», которого при желании можно будет просто «доить». Значит, я проявил какую-то неуверенность, раз он был так уверен в успехе.

Они встретили меня, когда я шел с другом, о котором было известно всем (и им в том числе), что он может постоять за себя. К нему у них вопросов не возникало. Феликс тут же подошел ко мне и потребовал денег. Как здорово, что со мной был друг! Не потому, что я надеялся на его защиту – нет! По существовавшим тогда неписаным правилам он и не мог этого сделать – мне предъявил претензии один человек, и только один на один мы и должны были разобраться. Но в присутствии своего друга я не мог позволить себе дать слабину и попытаться спустить дело на тормозах, в очередной раз промямлив, что денег у меня нет. Волнуясь, не совсем уверенным тоном, я выдавил из себя: «Феликс, отвали!». Феликс сделал возмущенное лицо – дескать, ну, такого он никак не ожидал, и сейчас здесь будет море крови. А мой друг просто и очень спокойно сказал мне: «Да что ты ждешь, врежь ему как следует, да пошли» (использовались более сильные слова). Сказал это абсолютно спокойным тоном, давая понять, что нисколько не сомневается в моих силах. И мы начали драться. А мой друг Дима был как бы свидетелем того, что все остается в рамках правил и «секунданты» Феликса не выкинут какую-нибудь подлость. В самом деле, спустя несколько минут они уже подсовывали ему палку – он отчаянно нуждался в чем-нибудь, чтобы просто отмахиваться от меня. Бежать-то было бы совсем неразумно!

Рассказываю об этом не как о каком-то геройстве, а скорее о том, как с помощью спокойной и уверенной поддержки друга я сумел постоять за себя, отбросив страхи и сомнения. Это было необходимо и дало результат: ни разу после этого Феликс и его дружки даже не пытались цеплять меня. Причем в этом случае совершенно неважно, сильнее или слабее меня был мой противник, да и вообще сколько их могло быть. На кону стояла не просто моя репутация – моя свобода. И ее стоило отстаивать.

Конфликт решился мирным путем

Наконец, последний эпизод. Пять лет назад наш центр «Перекресток» выезжал за город – там мы устраивали лагерь для подростков. Во время этого события у наших ребят произошел инцидент с местными. Не успели мы оглянуться, как наш корпус окружила толпа – человек шестьдесят. Наших было примерно двадцать пять. Не буду долго рассказывать, как наши бегали по корпусу с палками из шкафов и швабр, как мы обсуждали создавшееся положение и что теперь делать, как самые горячие головы требовали: «Драться, и будь что будет!» Хотя и понимали, что кончится все плохо.

Я обратился к Саше, одному из лидеров наших подростков, который не принимал участия в общем безумии. «Как думаешь, стоит драться?» Он пожал плечами: «Нет, какой смысл. Нас просто «замесят», да еще и стекла побьют. Жаль уезжать!» (Сезон только-только набирал силу.) Я спросил: «Что же тогда делать?» «"Рамсы" разводить», – ответил Саша. По сей день я называю конфликты «рамсами», которые требуется «разводить». Не буду описывать, как удалось убедить наших ребят в необходимости переговоров, как выбрали «парламентеров» и отправили вместе со мной. Не буду и вдаваться в детали разговора. Важно, что после уважительного и спокойного тона с нашей стороны таким же стал тон наших «противников». Очень скоро выяснилось, что о причинах конфликта сам переговорщик с той стороны знал понаслышке, так что нам удалось договориться, что каждая сторона остается на своей территории и обязуется не допускать провокационных выходок.

Сказать, что мы были горды этим результатом как победой – ничего не сказать. А ведь всего час назад казалось, что мы все должны «геройски» погибнуть в бою с превосходящими силами противника. И к этому наши ребята уже готовились!

Итак, драться или не драться, каждый решает сам – как и все остальные вопросы в жизни. Решать это, как правило, приходится быстро, в экстремальной ситуации, чаще всего без подсказок, с неизвестными последствиями. На что можно ориентироваться при этом выборе? Я бы посоветовал – на самое сердце. Глубоко внутри ты всегда знаешь то, что для тебя важно, а что – нет, и чувствуешь – обманываешь ли себя, предаешь ли себя? Бесспорно одно: никогда нельзя драться с тем, кто заведомо слабее. Это низко и недостойно настоящего мужчины.

Юрий Лапшин, психолог



Copyright MyCorp © 2018